Моделирование исторических событий: Революция на украине Дата публикации: 02.02.2015

Революция и ее герои

Всегда и во всех революциях лидеры фальсифицируют свои биографии, а если революция побеждает, продолжается фальсификация биографии руководителей нового государства.

Во Франции из биографий «просветителей» исчезали отвратительные и жалкие детали совершенных ими низостей, замалчивались сделанные ими друг на друга доносы, а самые одиозные сочинения впоследствии не печатались. Так, на портретах Вольтера его циничная и подлая ухмылка превратилась в милую ироничную улыбку, а самые подлые пассажи его похабной поэмы про Жанну Д`Арк (в которой боевой конь Жанны оказывался ослом, с которым сексуально блудит героиня) [Вольтер 2005] изымались из текста.

В Советской России настоящие фамилии многих участников революции заменялись на русские, и упоминать их долгое время было просто рискованно.

Так же точно на Украине разные политические силы игнорируют и судимости Януковича, и тесные связи с западными спецслужбами Ющенко. Всячески замалчивается, то П.А. Порошенко – по матери Григорчук (румынский еврей), а А.Б. Аваков – уроженец Азербайджана, армянин из Баку. А одним из главных персонажей украинской революции стала дама по фамилии Григян. По одной версии – армянка, по другой – армянская еврейка, она создала образ «украинки с косичками», и активно выступает в роли украинской националистки, под фальшивым «псевдонимом» Юлія Володимирівна Тимошенко [Усику 2010].

Фальсификация биографий естественна: в царстве идеологических фантомов ни один реальный человек не может соответствовать высосанным из пальца «требованиям момента». Ведь ни одна «натуральная» украинка никогда не сможет быть националисткой в таких формах, как Юлия Григян, и не будет действовать такими же методами.

Этот типаж фантасмагорических самозванцев возникает еще до революции и во многом ввергает страну в страшные события. Выжившие самозванцы будут создавать мифологию «победившей революции». Если после Украинской революции у власти окажется Григян – нешуточная опасность нависнет надо всеми, кто знает ее настоящую фамилию.

Под руководством идеологизированных самозванцев сразу появляются единственные персонажи, которых реально можно считать «героями революции»: романтические жертвенные мальчики, которые с голыми руками или самодельным оружием идут против еще сильной, огрызающейся огнем государственной машины. Они получают страшные ранения или гибнут, вызывая в старших щемящее чувство. Жалость к ним у сторонников «революционных преобразований» смешивается с попытками неумеренной героизации.

Если таких героев нет, их попросту выдумывают. Так после Гражданской войны 1917-1922 годов был создан некий «Зяма Копач», ставший прообразом «Орленка». После «Парижской коммуны» 1871 года революционный романтик и масон высокой степени посвящения Виктор Гюго создает образ Гавроша.

При этом точно таких же жертвенных мальчиков (порой и девочек), воюющих на стороне контрреволюции, попросту не замечают. Во Франции известна разве что Шарлотта Корде, убившая кровавого выродка Марата. В России – Леонид Канегиссер, уничтоживший примерно такого же персонажа – Урицкого. При том, что гимназисты и особенно юнкера составили громадный по численности слой борцов Белого движения. В эмиграции дети-калеки, лишившиеся рук или ног мальчики лет 14-16, были заметной частью всех раненых Русской армии Врангеля [Жадан 1991, 4].

Более чем вероятно, на Украине нам просто не известны многие поступки совсем молодых людей из «Беркута».

Другой типично революционный типаж – человек с явными патологическими чертами садиста-убийцы. В мирное время и даже во время войн государств с другими государствами их возможности для реализации своих наклонностей не велики. Во время же гражданских войн такого рода личности оказываются очень востребованы: революционеры стремятся заставить работать на себя все более пассивные «массы», и подавить любое сопротивление. Причем времени у революционных властей всегда не хватает.

Ужасная деталь всех революций – садистами и палачами часто становятся женщины.

Во время Французской революции мрачную славу составили о себе парижские проститутки – они особенно зверствовали по отношению к женщинам. Видимо, сама возможность не торговать собой, а выходить замуж и рожать детей вызывала у них особенную ненависть. В Вандее именно эти «женщины» собственноручно привязывали маленьких детей к крестьянкам, которых топили или закапывали живьем.

В России во время наступления Деникина была создана специальная Комиссия по расследованию преступлений большевиков под председательством Рерберга. И доклад Красного Креста, и Комиссия Рерберга задокументировали просто неправдоподобное количество самых чудовищных преступлений. Здесь же действовал Российский Красный Крест, составивший большой доклад в Международный комитет в Женеве.

При паническом бегстве из Киева большевики просто не успели последовать инструкции, чтобы трупы «не попадали в неподобающие руки». Здесь было найдено было больше 12 000 голых мужских, женских и детских трупов со следами самых чудовищных пыток. Одно из мест экзекуций выглядело так: «Весь цементный пол большого гаража был залит уже не бежавшей вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками. Все стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи. Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины, и приблизительно в десять метров длины. Этот желоб был на всем протяжении доверху наполнен кровью» [Красный террор… 1992, 125].

Можно заполнить десятки страниц одним перечислением имен чекисток, совершавших совершенно устрашающие деяния. В Киева «прославилась» Роза Шварц и ее подруга Вера, в Крыму – Роза Залкинд-Землячка.

Судя по всему, на Украине этот тип пока слабо проявляет себя, но вот сообщение: «Ополченцы Луганска задержали и допросили женщину, которая входила в один из карательных отрядов, орудующих в Донбассе, передает НТВ.Ru.

На допросе Надежда Савченко призналась, что ей доводилось убивать людей, а также рассказала о том, кто отдавал ей преступные приказы и чем грозил отказ их исполнять.

Один из последних боев, в котором участвовала Савченко, шел в поселке Металлист под Луганском. Именно там были ранены десятки мирных жителей и убиты репортеры ВГТРК. Украинская армия начала минометный обстрел как раз в тот момент, когда из опасной зоны ополченцы пытались вывести беженцев. Савченко призналась, что в этот день выполняла роль наводчика и координировала действия артиллеристов.

Во время задержания у Савченко нашли карту с отмеченными позициями, откуда было бы удобно вести снайперский огонь. Оказавшись в плену, она пыталась убедить ополченцев, что давно намерена подать рапорт об увольнении. В Луганске наводчица останется до окончания карательной операции» [http://jourdom.ru/news/52901].

Вполне очевидно, что в любую другую эпоху такого рода существо, скорее всего, не могло бы рассчитывать на карьеру, соответствующее ее (его?) наклонностям: палачей и даже охранниц в женской тюрьме и зоне требуется не так уж много.

Украину, если революция будет продолжаться, ждет появление большого числа таких персонажей.

Зрительная символика

Государство нуждается в символике: гербе и знамени. Армия, служащая своему государству, нуждается в форме, знаках различия, шевронах. Политическая сила создает аналогичную символику.

Красные во французской революции использовали красную шапку – символ освобожденного раба с римского времени. Знамя у «патриотов» времен Французской революции было красным. Белые использовали королевские белые лилии, королевский герб, традиционное знамя.

В России белые использовали «царское» знамя – российский триколор, дополнительным обозначением «своих» стали погоны. Красные, помимо отсутствия погон и красного знамени, применяли новые, легко узнаваемые образы: черные кожанки летчиков и «богатырки», созданные по эскизам Васнецова. В народе богатырка-буденовка получила выразительное название «думоотвод».

Так же узнаваемо черное знамя анархистов, символика национальных эстонских и финских армий, зеленое знамя «Армии ислама»: басмачей.

Противостоящие на Украине политические силы используют символику национального украинского флага и трезубца. Или символику «георгиевской ленточки». «Своей» символики нет у карпатских русинов, сепаратистов Одессы, других политических сил. Возможно, она появится вместе с новыми государствами – как в Сибири летом 1918 родился особый зелено-белый флаг – вместе с провозглашением Временного сибирского правительства.

Словесная символика

Каждой политической силе необходимо дать название и самим себе, и противнику. Название противника всегда дается в сниженной лексике. Это происходит даже в войнах государств: во время Первой мировой немцы были «тевтонами», во время Второй мировой – «фрицами».

Гражданская война во Франции, помимо «белых» и «красных», породила самоназвание революционеров: «патриоты», многочисленные уничижительные клички: «бешеные», аристократы», «козопасы» (о крестьянах Вандеи). Сторонники короля носили короткие штаны – кюлоты. Для них «бесштанниками»-«санкюлотами» были «патриоты», потому что носили длинные брюки. Это был и намек на бедность – «бесштанность». Но и для «патриотов» аристократы были «санкюлотами» – теми, кто не носил «правильных» штанов.

Гражданская война в России породила «золотопогонников», «кадюков», «красножопых», «совдеповцев». Красные называли друг друга «товарищами», и знали институт «комиссаров». Но их враги использовали слова «товарищи» и «комиссары» как пренебрежительные клички.

Точно так же на Украине «укропы» (украинцы) и «правосеки» (сторонники правого сектора) противостоят «колорадам» и «ватникам». Характерно, что некоторые «колорады» готовы принимать это название, но уже не как пренебрежительное, а скорее как почетное. Полная аналогия с «золотопогонниками» и «комиссарами».


Страница 2 - 2 из 4
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец Все

Количество показов: 3023
Автор: 



Гуманитарные ресурсы

Возврат к списку

Что бы оставить комментарий, необходима авторизация.