Моделирование исторических событий: Революция на украине Дата публикации: 02.02.2015

Первый этап революции

В каждой революции и всегда виновато само свергнутое правительство.

Правительство, которое решает общественные задачи, просто не допустит революции. Восстание возможно, только если правительство было равнодушно к интересам народа, и сделалось чужим для большинства.

Сильное правительство мгновенно подавит первые же признаки мятежа.

Только преступное и слабое правительство может лгать своим подданным, продавать должности, отказываться от собственных обещаний.

Первый этап революции возможен там и тогда, где правительство слабо и не уверенно в себе.

Французский король сам вовсе не был уверен, что с его стороны правильно собирать налоги без ведома и согласия «народа». Он доказывал что-то… похоже, не столько Генеральным Штатам, сколько жене… А как только сопротивление стало серьезным – начал отступать, показывая подданным: они вполне могут победить.

Император Российской империи сам понимал, что его подданные во многом правы. Он яростно доказывал свое право сохранять средневековые традиции самодержавия, но как только на него «нажали» всерьез – тут же «сдал Россию, как ефрейтор – роту».

Янукович сначала вызвал студенческий бунт, и долго никак на него не реагировал. Потом жестоко разогнал молодежь, провоцируя выйти на улицы уже вполне взрослых людей. А когда заявил о себе Евромайдан, тоже вел себя неуверенно: милиции было не велено не только не проводить самостоятельных акций, но запрещено было отвечать на плевки и прямые оскорбления.

Правительства Франции 1789, Российской империи 1917, Украины 2013 поставили себя в положение не арбитра, стоящего над схваткой, а одной из противоборствующих политических сил.

Во Франции этот период продолжался до отречения короля. В России – до отречения Николая II. В Украине – до бегства Януковича.

Предлог выступления сам по себе может быть совершенно ничтожен: требование короля, чтобы перед ним вставали делегаты Генеральных Штатов (Париж, 1789); перебои в снабжении белыми булками (Петербург, 1917). Таким же предлогом стало решение правительства Януковича приостановить процесс подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Бороться с правительством трудно и опасно, но участвуют в событиях огромные массы людей: по большей части обывателей, которые ни о каком участии в революции недавно еще и не думали. Народ против плохого правителя! Это действует, объединяя людей. У большинства участников событий возникает четкое ощущение своей абсолютной правоты и того, что они выражают волю всего народа. Переживание событий как «светлого, очищающего пламени».

Героический период революции недолог, и его лозунг: «Все против правительства».

Естественно, тут же начинают действовать все, кто намерен погреть руки на революции, – профессиональные политиканы, среди которых наиболее хитрые и опасные уже давно фальсифицировали биографии, и теперь идеально ложатся в матрицу «народных вождей».

Как только исчезает общий враг то есть общая негативная идея, выясняется – не существует объединяющей позитивной идеи. Возникает ситуация, которую в 1917 году окрестили «двоевластием»: советы, массовая уличная власть, противостояли слабой центральной власти временного правительства – которой подчинялись только до тех пор, пока хотели. Фактически это было не двое – а «многовластием»: во-первых, в разных национальных регионах стали возникать «свои» национальные правительства. Во-вторых, разные советы подчиняются разным партиям.

Точно так же во Франции Национальное собрание и Конвент не столько правили, сколько воевали, и очень часто власть конвента кончалась на окраинах Парижа. А в бесчисленных комитетах и клубах объединялись представители крайне разных политических сил.

В Украине Майдан играет ту же роль, которую играли советы в 1917-1920 годах, и клубы и комитеты по месту жительства – во Франции. Народная власть, непосредственное самоуправление, обладает реальной силой. Правительство П.А. Порошенко имеет скорее фикцию власти – в точности как Временное правительство в Петербурге 1917 года или Национальное собрание в Париже 1789.

После свержения старого правительства, с исчезновением общего врага, с Майдана естественным образом уходит основная масса участников. Людям надо продолжать жить: работать и кормить семьи. Остаются три группы участников:

1 Профессиональные политики, претендующие на власть

2 Фанатики той или иной политической идеи

3 Люмпен, принимавший участие в событиях во-первых, по живости характера и во-вторых, за деньги.

Начинается второй этап революции, в котором участвуют уже не массы людей, а сравнительно небольшие группы. На первом этапе немалое число людей сами вкладывали свои силы и материальные средства. На втором участники событий ждут, что им будут платить.

Революция и деньги

В России значительное число людей убеждены, что события на Украине «проплачены», а раз так – то и революция там «не настоящая». Точно так же в Украине многие убеждены, что в Крыму и на юго-востоке действуют «на деньги России».

Но как раз эта «проплаченность» части участников – типичная мета всех революций.

В 1789 году члены некоторых клубов кормили и поили вином участников митингов и уличных шествий. В провинциях местные богачи, стремясь скупить земли дворян, нанимали и бросали на землевладельцев свои частные отряды, составленные в основном из бродяг и временных рабочих.

В 1917 году большевики наняли за деньги латышских стрелков, китайцев и начали записывать в Красную Гвардию «рабочих». Слово взято в кавычки потому, что почти никто из рабочих с квалификацией к большевикам не пошел. Но Красная Гвардия была чрезвычайно привлекательна для сброда, который в военное время шел на военные заводы – там давали «бронь» от призыва в армию. Теперь те же люмпены получали деньги и спирт; они оказывались вооруженными хозяевами города, с практически неограниченной возможностью творить грабежи и насилия.

С самого начала, с 21 ноября 2013 года, на Майдане присутствовал тот же контингент: за стояние на Майдане платили. Точно так же платили и «титушкам» 1, то есть наемникам самого правительства. Каждая сторона обвиняла другую в том, что ее сторонники наняты, стараясь представить себя чисто идейной силой.

Но настоящий «час люмпенов» настал в марте 2014 – когда Майдан победил и разошелся. Тут началось то, что тоже всегда происходит во всех революциях: благонамеренный обыватель оказался жертвой и кормящей средой для люмпенов.

Так же точно во Франции 1789-1794 годов до 20% всех потерь населения приходится на жертв разного рода банд – и дезертиров из всех армий, и мародеров регулярных частей, и «просто» уголовников, которые вышли на поверхность, местами начали действовать совершенно открыто, порой даже провозглашая себя «властью».

Так же точно в Российской империи в конце 1917 года петербуржцы, совершенно искренне кричавшие вчера «долой царизм!», «вдруг» оказывались полностью беспомощными против бандитов, открыто врывавшихся в квартиры и грабивших людей буквально среди белого дня.

В Сибири 1918-1920 года правительства и Колчака, и Семенова, и коммунистов контролировали только узкую полосу вокруг железной дороги, Транссиба, и крупные города. В стороне от Транссиба, и к востоку от Иркутска власть принадлежала местным бандам. Некоторые из атаманов провозглашали себя коммунистами или анархистами, но при этом воевали и со «своими». Легендарный «зеленый» партизан П.Е. Щетинкин заявлял: «Ленин с Троцким в Москве подчинились Великому Князю Николаю Николаевичу и назначены его министрами… Призываю всех православных людей к оружию за царя и советскую власть».

Из примерно 200 атаманов и «батьков», известных на Украине в 1918-1920 годах, больше половины вообще не принадлежали ни к каким партиям и официально провозглашенным правительствам.

Сегодня Украина находится на грани такого же рода событий. Надежда только на улучшение нравов, которое все же произошло за последние 100 лет.

Революция и внешние силы

Многим в России сегодня кажется очень постыдным получение украинскими радикалами помощи из-за границы. Сообщается, что «В частности, подготовку специалистов по диверсиям из числа украинских националистов осуществляли инструкторы НАТО на территории Эстонии еще за несколько лет до нынешнего Майдана. [http://www.belvpo.com/ru/34060.html], и что часть средств для финансирования боевиков «Правого сектора», пришла из Великобритании [http://russian.rt.com/inotv/2014-03-11/Daily-Mail-Majdan-razgonyali-na].

Самое забавное в том, что в России получение такой помощи считают изменой, в том числе и коммунисты. Тогда как только ленивый не писал о том, как большевики получали деньги от германской разведки (в военное время!). Меньше известно, что и Британия, и Уолл-Стрит активно финансировали большевиков [Саттон 2005], и что немцы давали деньги практически всем оппозиционным силам Российской империи – от анархистов до местных националистов.

Французским «просветителям» 18 века еще задолго до революции активно помогали Британия и Голландия. Британия вооружала крестьян Вандеи, пыталась захватить часть французской территории на юге, чтобы создать там свои базы. Капитан Бонапарт и начал свою феерическую карьеру со взятия Тулона: жители этого города на берегу Средиземного моря ничего не имели против установления у них власти Британии.

Французские эмигранты (не только аристократы) находили самый теплый прием в Австрии, Пруссии, Российской империи. Многие из них участвовали в войнах против Франции с 1792 года, – и против Национального Конвента, и против Наполеона.

Участие внешних сил – типичнейшая черта всех революций и гражданских войн. Внутри государства воюют политические силы – для каждой из них зарубежные единомышленники оказываются ближе, чем инакомыслящие соотечественники. Часто эти политические силы просто используют внешнюю помощь, вовсе не собираясь соблюдать взятые на себя обязательства – как поступили большевики со всеми, кто давал им деньги.

До революционных событий и на первом этапе революции геополитические противники поддерживают оппозицию для ослабления конкурента.

По мере разрастания смуты соседи, в зависимости от ситуации, решают три задачи:

1 Поставить у власти «свою» политическую силу.

Это политика континентальных держав в ходе войн 1792-1815 годов, части европейских держав и США в России 1918-1920.

2 Стремятся окончательно развалить соседнее государство

Похоже, это пыталась сделать Британия и во Франции 18 века и в России начала 20.

3. Пытаются оторвать от гибнущего государства куски, решая старые геополитические конфликты.

Их политику можно назвать и недальновидной, и аморальной и жестокой – но нет ни одного примера благородной и мудрой «реальполитик». Ослабление и гибель государства – всегда основание для соседей его уничтожить или по крайней мере ослабить еще больше.


Страница 3 - 3 из 4
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец Все

Количество показов: 3021
Автор: 



Гуманитарные ресурсы

Возврат к списку

Что бы оставить комментарий, необходима авторизация.